Выберите язык:
UA RU EN
Наши контакты:
(093) 448-18-28 medtek@i.ua
Тромбоэластограф?
Выбор очевиден!
тромбоэластограф, тромбоз, гемостаз, коагуляция, контроль, антикоагулянтная , терапия, кровь, тромбоэластограмма, Украина, оборудование, медицина, АРП-01М “Меднорд”,аппаратно-программный комплекс для клинико-диагностических исследований реологических свойств крови, Меднорд , Меднорд-Техника, медтек, коагулометр, диагностика тромбоза, профилактика тромбоза , инструментальные методы исследования гемостаза, исследование системы гемостаза, контроль за антикоагулянтой терапией, исследование реологических свойств крови, анализатор крови, реагенты для исследования системы гемостаза, реагенты для TEG 5000

АНЕСТЕЗИОЛОГИЯ И РЕАНИМАЦИЯ

АРП-01М “Меднорд” позволяет осуществлять контроль за функциональным состоянием системыРАСК на этапах хирургического лечения больных при общем обезболивании и ППДА. Позволяет осуществлять адекватный выбор доз дезагрегантов и антикоагулянтов в до-, интра- и послеоперационном периоде. Контролирует влияние плазмозамещения на функциональное состояние сосудисто-тромбоцитарного, коагуляционного и фибринолитического звеньев системы гемостаза в режиме реального времени.

Шписман М.Н (д.м.н., профессор, заведующий кафедры анестезиологии и реаниматологии ФПК и ППС СибГМУ) оценил перспективы использования метода инструментального мониторинга состояния системы гемостаза, используемого в АРП-01М «Меднорд», в своей научной статье «Перспектива инструментального мониторинга функционального состояния системы гемостаза в медицине критических состояний»

ПЕРСПЕКТИВА ИНСТРУМЕНТАЛЬНОГО МОНИТОРИНГА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ СИСТЕМЫ ГЕМОСТАЗА В МЕДИЦИНЕ КРИТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ

Тяжёлые расстройства функционального состояния системы гемостаза при  критических состояниях обусловлены многими факторами, среди которых ведущую роль играют травматические повреждения и деструктивные процессы в органах и тканях, массивные кровотечения и массивные гемотрансфузии, эндотоксемия, гипоксические состояния и т.д.

Среди указанных гемостатических расстройств ДВС-синдром – самый частый и возникает у подавляющего большинства больных в критических состояниях, являясь в них неотъемлемым компонентом патогенеза, причиной и, нередко, следствием формирования полиорганной недостаточности. Течение ДВС-синдрома может быть острым, затяжным, рецидивирующим, хроническим и латентным. При всех этих вариантах возможны повторные переходы от тромботических осложнений к геморрагическим, причем, нередко формы, принимаемые за острые, оказываются лишь финальным этапом латентно протекающего затяжного гемокоагуляционного процесса.

Эффективное лечение критических состояний невозможно без диагностики и коррекции существенных патологических сдвигов во всех компонентах системы гемостаза. Лечение же такого высокодинамичного в своем развитии синдрома, как синдром ДВС, осложняющего практически все критические состояния и являющегося одним из важнейших патогенетических звеньев последних, без оперативного контроля за функциональным состоянием гемостаза является вообще невозможным или вполне эмпирическим. Оперативная диагностика нарушений в системе гемостаза и контроль за гемостатической, антитромботической и фибринолитической терапией должны быть максимально доступными и надежными. Выбираемые методы должны давать информацию как о свёртываемости цельной крови, так и активности наиболее важных ее составляющих в палитре факторов сосудисто-тромбоцитарного, коагуляционного звеньев гемостаза и фибринолиза.

Этим требованиям, по нашему глубокому убеждению, наиболее полно отвечают методыинструментальной регистрации процессов свёртывания цельной крови. (данный метод заложен в основе АРП-01М «Меднорд»)

Инструментальные методы исследования системы гемостаза привлекают особое внимание клиницистов в связи с исключительными возможностями оперативной оценки функционального состояния и характера взаимодействия составляющих её звеньев, простотой выполнения и экономичностью.

Практическая реализация этих методов нарушает лишь одну, конечно значимую    составляющую сущности процессов гемокоагуляции и фибринолиза in vivo: исследование выполняется in vitro, т.е. ткань изучается вне влияния организма, но с имеющимся внутренним резервом про- и антикоагулянтных субстратов. И, что очень важно, в этих методах исключается так называемая «пробоподготовка» (разделение компонентов крови, её стабилизация и т.д., в том числе кратно увеличивающие время нахождения крови вне организма). Несомненно, что функциональное состояние системы гемостаза зависит не только от плазменных и сосудистых факторов свёртывания и фибринолиза, но и от количественного состава и качественного состояния всех клеток крови, других ферментных систем, бактериальных токсинов и лекарственных средств. В этой связи лишь анализ цельной крови способен дать объективные данные о системе гемостаза.

Несмотря на очевидные достоинства и более, чем 50-летнее применение                   инструментальных методов исследования системы гемостаза, последние не получили         достаточно широкого распространения в клинической практике. Дело в том, что эти методы не лишены недостатков, и, если конспективно, то это, в первую очередь, низкая                 чувствительность вообще, а специфичность лишь в отношении ограниченного числа лабораторно оцениваемых параметров. Например, технология существующих электрокоагулографических методов построена на регистрации ретрактильных свойств образующегося сгустка, лишь в приближенном варианте отражающих выраженность  суммарной литической, либо фибринолитической активности. Что же касается тромбоэластографии (ТЭГ), то метод достаточно широко применяется в клинической практике и на протяжение многих лет является методом выбора для клиницистов в оценке и коррекции расстройств  системы гемостаза при различных критических состояниях.

Решая насущные задачи повышения информативности этих инструментальных      методов и для получения дополнительных данных о функциональных резервах системы гемостаза, нами была разработана проба с дозированной локальной гипоксией верхней конечности (1982). Проба, in vivo моделируя триаду Вирхова, определенным образом обеспечивает поступление в анализируемую ткань (т.е. кровь) продуктов стимуляции и сосудистой стенки и гормонально-вегетативной регуляции сосудистого русла.

Для наглядности приводим данные тромбоэластограмм (рис.1) здорового добровольца 23 лет и больного в состоянии тяжёлого ожогового шока, записанные в условиях функциональной пробы с локальной гипоксией.

Рисунок  1. Тромбоэластограммы здорового добровольца (а) и больного с тяжёлым ожоговым шоком (б) до (1) и после функциональной пробы (2).

Следует отметить, что показатели наиболее широко используемых в клинической        практике тестов — активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ) и протромбинового времени (ПВ) — у этих обследуемых практически не реагировали на функциональную пробу (таб.1).

Таблица 1

Показатели тестов коагулограммы здорового добровольца и больного с тяжёлым ожоговым шоком до и после функциональной пробы (Шписман М.Н., 1988)

Обследуемый АЧТВ, с ПВ, с
фон проба фон проба
Здоровый 37 38 16 17
Больной с тяжёлым ожоговым шоком 34 33 15 14

Следовательно, сравнение данных инструментальной регистрации процесса      свёртывания крови до и после пробы позволяет оценить резервы системы гемостаза вплоть до вклада её сосудистой составляющей.

Однако общее число исследований с использованием ТЭГ в целом не превышает 10% от общего числа работ по оценке системы гемостаза общепринятыми биохимическими методиками. На наш взгляд этому способствует ряд причин:

— отсутствие отечественных приборов, удовлетворяющих исследователей в полной мере;

— высокая стоимость зарубежных приборов (например, тромбоэластограф «ТЭГ-5000», фирмы Haem.Corp., США стоит в базовой комплектации 27 тыс. $ США);

— недостаточная стандартизация исследований;

— широкий спектр показателей ТЭГ, используемых различными исследователями при оценке гемокоагуляционного процесса (от 4 до 20 показателей);

— недостаточная чувствительность метода при оценке основных звеньев системы гемостаза (сосудистой стенки, плазменного и клеточного), особенно при исследованиях в режиме функциональной гипоксической пробы.

Всё вышесказанное заставило нас обратиться к разработке и внедрению в клиническую практику нового прибора и способа оценки различных компонентов системы гемостаза, позволяющих с более высокой точностью и воспроизводимостью оценивать глубину расстройств системы во взаимодействии её сосудистого, плазменного и клеточного компонентов.  В новом приборе мы отказались от применения ротационной вискозиметрии, положенной в основу метода ТЭГ и существенно ограничивающей, на наш взгляд, чувствительность метода, заменив её низкочастотной пьезоэлектрометрией (метод НПГ, прибор АРП-01). Это привело к значительному увеличению чувствительности прибора, стандартизации процесса исследования и появлению возможности приблизительной оценки агрегационной активности тромбоцитов (рис. 2.)

Рис 2. Низкочастотные пьезоэлектрические гемокоагулограммы здорового добровольца (а) и больного с тяжёлым ожоговым шоком (б) до (1) и после (2) функциональной гипоксической пробы [Шписман М.Н., 2007].

Несмотря на широкое внедрение вышеуказанной технологии и её более чем 10-летнее использование в клинической практике при различных патологиях, высокую чувствительность, стандартизацию и воспроизводимость метода, тесную корреляцию с общепринятыми биохимическими тестами,  для достижения ранее поставленной нами цели – оценки процесса во взаимодействии сосудистого, плазменного и клеточного компонентов – в ряде  случаев требовалось дополнительное включение оценки агрегационной функции тромбоцитов.

В конечном итоге цель была достигнута разработкой нового метода исследования — низкочастотной контактной кондуктометрии (НКК).

Рис. 3. Показатели НКК здорового добровольца (а) и больного с тяжёлым ожоговым шоком (б) до (1) и после (2) функциональной гипоксической пробы.

Новый метод с использование комплекса наряду с оценкой начального этапа инициации гемостаза позволяет с высокой точностью и чувствительностью оценить роль и место сосудистой стенки во взаимосвязи с плазменным и клеточным компонентами процессов коагуляции, ретракции и фибринолиза (рис. 3), а в совокупности с определением электролитного, белкового и клеточного состава крови в другом диапазоне работы прибора делают, на наш взгляд, указанную технологию методом выбора при диагностике и коррекции расстройств гемостатических функций организма в ХХI веке.

Компания «Меднорд-Техника» предлагает новое поколение аппаратно-программных комплексов для клинико-диагностических исследований реологических свойств крови, работающих с цельной кровью — АРП-01М «Меднорд». Подробно ознакомиться с характеристиками комплекса .Вы можете в разделе Общие сведения

Яндекс.Метрика